Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

баран

НеФантастическая история про танк Т-34

Средний танк Т-34 произвел на наших конструкторов сильное впечатление своими достоинствами, но и вызвал большое недоумение; он оказался уже вооруженным: в нем была установлена 76-мм пушка, с ней танк проходил заводские испытания. И орудие это оказалось старым знакомым нашего КБ – 76-мм танковой пушкой Кировского завода.
Несмотря на то, что пушка уже стояла в танке, конструкторы-танкисты легко пошли на ее замену. Во-первых, танковому заводу хорошо были известны конструктивно-служебные недостатки противооткатных устройств кировского орудия, а во-вторых, мощность Л-11, ее вес и габариты их не вполне устраивали.

Кстати сказать, Ф-43 устанавливалась в танк довольно легко – нужно было лишь изменить лобовую броню качающейся части нашей пушки. … Работники полигона отмечали:
– Это первая пушка, которая проходит испытания без срывов и замечаний.
После окончания полигонных испытаний мы предполагали опытный экземпляр отправить на танковый завод. Морозов и его конструкторы ждали нашу пушку. Но получилось иначе: по приказу заказчика нашу пушку отправили на советско-финляндский фронт.

Война с белофиннами подходила к концу. С нарастающим беспокойством и нетерпением мы ждали сообщений о том, как ведет себя на фронте наша пушка Ф-34. Но сведений не поступало – никаких. Пушка как в воду канула.
Все мои попытки получить хоть какую-то информацию о нашем орудии успеха не имели. Никогда мы еще не оказывались в таком трудном и неопределенном положении. Мало того, что исчез опытный экземпляр орудия, положение усугублялось еще и тем, что ни ГАУ, ни АБТУ никакого решения по пушке не приняли: не забраковали и не одобрили. Как же теперь поступить? На танковом заводе ждут, конструкторы скомпоновали в свой танк наше орудие, провели все необходимые конструктивные доработки, торопят нас. И их можно понять. Кировскую пушку Л-11 их уже не заставить поставить в танк вместо нашей. А заказчик все еще считает танк Т-34 вооруженным пушкой Кировского завода. Военные вынуждены будут тщательнее присмотреться, еще раз испытать и все же забраковать Л-11. Но когда это произойдет, а время не терпит.
Все эти соображения и заставили меня уговорить директора завода Амо Сергеевича Еляна ехать в Москву и ставить перед руководством ГАУ и АБТУ вопрос о том, что завод имеет все условия к валовому производству.
В ГАУ нас принял маршал Кулик. Длительный разговор ни к чему не привел. На наше предложение маршал ответил:
– Нужна или не нужна ваша пушка решают танкисты. Мы же в данном случае только оформляем ТТТ и договор на создание и поставку пушки. Ничем вам помочь не могу.
В главном бронетанковом управлении (к тому времени АБТУ было переименовано в ГБТУ) первая встреча состоялась с заместителем начальника. Разговор не занял много времени. На наше предложение он почти слово в слово повторил то, что говорил мне два года назад по поводу специально для танка созданных пушек:
– Если пехота вашу пушку примет, тогда и мы возьмем ее на вооружение среднего танка. Если пехоте ваша пушка не нужна, то и нам не нужна.
Все мои попытки убедить его, что танку все же требуется не полевая, а специальная пушка, что наше орудие уже скомпановано в средний танк и что танкисты высоко оценили пушку, ни к чему не привели. Было ясно, что им пушка Ф-34 не нужна.
Тогда мы обратились непосредственно к начальнику ГБТУ Федоренко, который сменил на этом посту комкора Павлова. Здесь разговор был еще короче. Как только я объяснил, зачем мы пришли, Федоренко встал и сию же минуту направился к сейфу. Вынув из сейфа папку, порылся в ней и сказал:
– В решении правительства пушка Ф-34 не значится. Ваша пушка нам не нужна.
Так и вернулись мы на завод ни с чем. Разговоры в Москве удручающе подействовали на директора. И не только на него. Я же твердо рекомендовал ставить пушку на валовое производство. Пушка Л-11 не может выдержать испытаний, никакой замены для нее нет, кроме нашей Ф-34. И когда наступит этот момент, а он наступит непременно, тогда военные будут даже довольны, что не только создана надежная танковая пушка для Т-34, но она уже и осваивается в производстве.
Долго колебался Амо Сергеевич, но все же решился: будем ставить Ф-34.

Таким образом, через семь с половиной месяцев завод начал выпускать пушки. Орудия были высокого качества, низкой себестоимости. Новый уровень производства хорошо характеризуется такой деталью: при приемных испытаниях не было выявлено ни одной пушки, которая бы нуждалась в доделках или повторном отстреле.

Дальнейшие события приняли странный характер. Наш завод делал пушки, их принимали, устанавливали в танки, танки уходили в войска. И никто не говорил ни слова о том, что наша пушка не принята на вооружение… Спустя некоторое время мы узнали, что военные испытали кировскую пушку и забраковали ее. После этого они выслали в наше КБ тактико-технические требования на 76-мм пушку для среднего танка Т-34. ТТТ были точной копией требований, в свое время разработанным нашим же КБ. После того, как ГАУ прислало нам ТТТ, и вовсе наступило успокоение. Пушка Ф-34 стала как бы законной. Однако ни ГАУ, ни ГБТУ не только не представили пушку правительству для принятия на вооружение Красной Армии, но и не удосужилось дать ей положительную оценку по результатам испытаний.

Развязка этой ситуации произощла уже во время Великой Отечественной войны. С первых недель войны к нам на завод стали поступать хорошие отзывы о пушке. Танк Т-34 с нашей пушкой значительно превосходил фашиский средний танк. Это нас радовало. В то же время немного беспокоило то, что пушка не оформлена правительственным решением. А время военное. Нужно было узаконить пушку, но как? Военные учреждения по-прежнему молчали, их представитель беспрекословно принимал у завода все новые и новые партии Ф-34.

Однажды случай представился. В начале войны на заседании ГКО СССР рассматривались технические характеристики тяжелого танка КВ. Присутствовали не только конструкторы танков, но и артиллерийские КБ, связанные с вооружением танков. КВ подвергся резкой критике. По весу этот танк был недопустимо тяжел, все выступающие требовали значительно снизить его вес. С заключительным словом выступил товарищ Сталин.
– Танк слишком тяжел, его не выдерживают мосты,поэтому приходится их обходить, что занимает много времени. Это недопустимо. Такой танк нам не нужен. Его нужно значительно облегчить. Если это не удастся, тогда следует снять его с производства.
Это и было заданием конструктору танка Котину – переработать конструкцию, снизить вес машины. Во время выступления почти все выступавшие, нелестно отзываясь о КВ, хвалили ходовые и огневые качества “тридцатьчетверки”. Это дало мне повод для выступления. Сталин разрешил. Я сообщил, что пушка Ф-34 правительством на вооружение Красной Армией не принята.
Всех, кроме начальника ГБТУ Федоренко, мое сообщение ошеломило своей неожиданностью и необычностью – такого еще никогда не было.
Тотчас после моего выступления Сталин спросил:
– Как это могло случиться?
Все молчали. Молчал и Федоренко. Тогда Сталин обратился ко мне.
– Товарищ Грабин, расскажите вы.
Я кратко изложил историю вопроса.
– Значит, вы запустили в производство пушку, не принятую на вооружение? – уточнил Сталин, когда я закончил.
Я объяснил, почему риск казался нам вполне оправданным.
– Следовательно, вы, товарищ Грабин, знали кировскую пушку не хуже своих? – спросил Сталин и, услышав мой утвердительный ответ, обратился к начальнику ГБТУ.– Скажите, товарищ Федоренко, как войска и лично вы оцениваете пушку Грабина?
– Пушка очень хорошая, танкистам нравится. Это самая мощная танковая пушка в мире. Наш Т-34 господствует на полях сражений.
– Значит, вы считаете возможным принять пушку Грабина на вооружение танка Т-34?
- Так точно, товарищ Сталин.
- Испытайте пушку Грабина, – распорядился Сталин.

по материалам книги В.Г. Грабина "Оружие Победы"
баран

По выженной пустыне за метром метр. Круто, считаю.

Бывший офицер армии ГДР решил создать "интернациональный батальон" для помощи украинским мятежникам

Вопреки официальной позиции Германии в отношении конфликта на Украине, согласно которой кровопролитие должно быть прекращено, часть немецкой общественности считает, что борьба, напротив, должна быть продолжена. Бывший офицер армии ГДР Александр К. пообещал сформировать "интернациональный батальон" и отправить его на Украину для поддержки местных мятежников.

Как сообщает немецкий журнал Bild, Александр К. намерен сформировать "интернациональный батальон" по примеру воевавшей во время гражданской войны в Испании бригады имени коммуниста Эрнста Тельмана, передает InoPressa.

Мужчина уже поговорил с 400 бывшими военнослужащими, в том числе с ветеранами Советской армии. Созданный батальон, по задумке бывшего военнослужащего армии ГДР, должен выступить на стороне "Донецкой народной республики".

По словам бывшего немецкого военного, он служил в 40-м парашютном полку Национальной народной армии ГДР. Как отмечает немецкое издание, данное подразделение состояло из наиболее политически надежных военнослужащих и участвовало в ряде секретных операций.

В частности, с 1987 по 1989 годы Александр К. принимал участие в военных действиях в Афганистане на стороне армии СССР, где и сдружился с советскими солдатами. После воссоединения Германии он работал телохранителем и обучал основам этой профессии молодых людей в берлинской Академии безопасности.

баран

(no subject)

В архивах Новочеркасского музея хранится документ эпохи русско–японской войны — простой рапорт начальству: "… мы сидели во второй линии охранения, жгли костёр (линия фронта была достаточно далеко), варили еду. Вдруг из кустов выскочил японец в чёрном, стал шипеть и странно размахивать руками. Есаулом Кривошлыковым был ударен в ухо, от чего вскоре и помер…"
баран

(no subject)

Моделист Иванов был заочно принят в Аль-Каиду после того, как написал на форуме, что за вечер вырезал взвод американского спецназа.
  • Current Music
    Big Mistake! - Usama Hui Sosama
баран

Чузен Уан

- Молодой человек, - степенно обратился к нему незнакомец. – Что вам известно об истории вашего рода?
Иван Чузин вздохнул.
- Послушайте, вы, кажется, хотели сказать мне что-то важное. Я, между прочим, после работы и очень устал. Дома жена ждет... – и он воровато глянул на окна своей квартиры. Разумеется, в одном из них маячила теща Тиранида.
- Основателем вашего рода был знатный татарин Чудзай, который полюбил племянницу московского князи и в последствии даже крестился. Русичи называли его Чузаем. Вот от него...
- И пошли Чузины, я понимаю, - перебил старика Иван.
- Ваня! – послышался сверху гнусавый голос тещи. – Вы скоро?
- Иду, Тира... Степанида Арчибальдовна, - отозвался потомок монгольского витязя.
- Чудзай едва не стал героем Куликовской битвы, - как ни в чем не бывало продолжал незнакомец.
- Чуть не стал? – переспросил Иван.
Collapse )
  • Current Music
    izawa asami - Fly Away
баран

Вполне утренняя музычка :)



Вспомнилилось из фильма
Крамер едет через "немецкую границу" в Швейцарию.
На КПП офицер германской армии спрашивает:

"Господин Гольдфингер? Вы еврей? - А что похож?"
  • Current Music
    Various Artist - Rragtime Vabank